БОГДАН ИВАЩУК О G-D-P-R…

25 мая 2018 года синергия этих четырех заглавных на слуху у каждого. Тот же Facebook кишел и
веселыми картинками, и возмущенными постами, и откровенными издевками над новым
понятием. Не все до конца понимали, что это, но каждый упоминал эти четыре буквы.
Я не отношу себя к числу «хайпоголиков», поэтому затронул тему GDPR, когда резонанс утих.

General Data Protection Regulation – закон, который защищает персональные данные граждан и
резидентов ЕС; набор новых правил для компаний, которые хранят персональные данные
граждан и резидентов ЕС.

Сразу отмечу, что персональными данными считаются и имейл-адрес, и имя. Поэтому если Вы
CEO интернет-площадки, советую проверить наличие персональных данных представителей ЕС в
базах.

Нововведения предоставили резидентам ЕС инструменты для полного контроля над
персональными данными. Компания, которая не придерживается этих правил, рискует заплатить
штраф 20,000,000.00 евро или 4% годового оборота. Facebook, Google, Instagram и WhatsApp,
уже получили первые многомиллиардные иски за нарушение новых правил.

До вступления новых правил в силу социальные сети уведомляли пользователей об этом и
попросили подтвердить согласие с GDPR. В первый день действия правил подали четыре жалобы:
на Google и Android, соцсети Facebook и Instagram, на мессенджер WhatsApp.
Причина - «принудительное согласие».

Компании не давали пользователям толком понять, в чем заключаются изменения, или просто
выдавали новые правила GDPR за изменение внутренних правил конкретной сети. Сумма
требований к Google составляет €3,7 млрд, а к трем остальным компаниям – по €1,3 млрд.
Иногда отношения бизнес-партнеров напоминают семейную пару, а юристы — психологов.


Обратилась в ТиСиЭм логистическая компания, назовем ее "Л".
Десять лет "Л" доставляет груз для вьетнамского клиента.
Очередной заказ — доставка угля на 1,5 миллиона долларов.
"Л" тут же отправила уголь из ЮАР в Индию.
Сухогруз вовремя приплыл к порту Мумбай и выполнил заказ, но клиент отказался платить.
Как выяснилось чуть позже — не было денег.
Десятилетние отношения бизнес-партнеров дали трещину.
Вьетнамский клиент пообещал выплатить долг за шесть месяцев, чем сгладил ситуацию.
Даже зафиксировал это в дополнительном соглашении между ними.
Так и начался новый этап отношений: клиент – дебитор, компания – кредитор.
Развивается классическая драма.
Один партнер звонит, пишет. Другой не замечает, игнорирует просьбы и обещания.
Сухогруз, в отличие от вьетнамских денег, уже успел вернуться домой и уйти в новый рейс.
Так продолжалось полгода. Чайник закипал.
"Л" уже готовилась к Лондонскому арбитражу и обратилась в ТиСиЭм.

Международный арбитраж — классный, но сложный инструмент.
Это и арбитражный сбор, и почасовка юристов, и затяжная легализация решения во
Вьетнаме, и точка в отношениях с клиентом.

Юристы настояли на переговорах, чтобы сохранить отношения партнеров.
Они изучили вьетнамскую компанию: кредитные отчетности, репутацию, сильные и слабые
стороны. Для связи с дебитором наша команда подключила коллег из офиса ТиСиЭм во Вьетнаме.

Вместе провели ряд переговоров с ТОП-менеджерами компаний, как психологи, выслушали обе стороны.
Подготовили обоюдный график, чтобы погасить долг и зажечь потухшие свечи.
Через 4 месяца деньги вернулись.
Этап «дебитор – кредитор» закончился.

Значит, семейный психолог выполнил работу, и компании продолжили сотрудничать.
Если бы "Л" обратилась в Лондонский арбитраж — дебитор мог бы вывести активы со счетов,
а потом ликвидировать компанию и исчезнуть.

Поэтому лучше не горячитесь, а сразу доверьтесь юристам, как психологу.
Эта история не о кораблях и кризисе семейных отношений, а о переговорах, которые
заменяют судебную волокиту, экономят время, финансы и возобновляют здоровые
партнерские отношения.

Бизнес — это умение договариваться.
Made on
Tilda